Феномен Джинчвеладзе

Обсуждаем
02.04.2019 18:21
618

Тверская бабушка показала, что бороться за своё можно не только на мягких домашних диванах

Татьяну Ивановну Джинчвеладзе «Политверь» знает давно — вся жизнь на пенсии экс-прапорщика Федеральной пограничной службы РФ проходит в борьбе. Не за себя, не за свой достаток или улучшение собственных условий, а за детей. Спортсменов — воспитанников тверской СШОР по видам гребли имени олимпийской чемпионки Антонины Серединой. Ребята занимаются в спартанских условиях — разрушенных раздевалках, на старых спортивных объектах, неподъездных к базе дорогах. Загуглив в интернете «Татьяна Джинчвеладзе», не удивляйтесь, когда одной из первых фотографий вам выпадет старая деревянная уборная, которые сейчас не в каждой деревне сыщешь — времена уже ушли. Так вот, эта фотография — состояние туалетов на гребной базе в Твери, за которую уже пять лет отчаянно бьётся тверская активистка.

Об этой борьбе отлично рассказывает фильм «В двух часах от Кремля», снятый в Твери молодым режиссером Алиной Плужной:


Борьба продолжается и по сей день — и из частного постепенно выходит общее. Джинчвеладзе добралась до приёма губернатора, дважды общалась с ещё не отбывшим в Дагестан Владимиром Васильевым, писала президенту Путину и дважды была на приёме в администрации. Особенное внимание общества привлекла смелость Татьяны Ивановны — с одиночными пикетами она выходила и в Твери (площадь у Правительства и Администрации), и в Москве (на Красной площади, за что на пенсионерку составили протокол об административном нарушении и оштрафовали на 5000 рублей). Давление высших органов и штрафы Джинчвеладзе не пугают — пока гребная база не будет приведена в порядок, активистка остаётся «при своих».

«Городская сумасшедшая», «бабка, которой больше всех надо» — как только Джинчвеладзе поначалу не называли в Твери. Но упорство, с которым пенсионерка гнёт свою линию, вызывает всё большее уважение. 5 июля 2018 года активность Татьяны Ивановны впервые привела её за решётку. Её во время одиночного пикета задержали сотрудники Центрального отдела полиции Твери, после чего обвинили в организации и проведении публичного мероприятия без предварительного уведомления. «Прицепом» пошло и то, что Джинчвеладзе «не повиновалась» требованиям сотрудников полиции о прекращении пикета. Доводы защиты активистки в суде ни к чему поначалу не привели — Татьяну Ивановну отправили в камеру для административно задержанных, где она провела двое суток. А дальше — материал по пикету был возвращён в полицию в связи с явными недостатками, допущенными при составлении, а по неповиновению было вынесено постановление о назначении наказания в виде штрафа в размере 500 рублей. Сторона защиты не согласилась с постановлением, была подана жалоба в Тверской областной суд. Суд согласился с доводами защиты, постановление отменено, производство по делу о неповиновении прекращено. В декабре 2018 производство по делу за проведение пикета было прекращено. Джинчвеладзе даже вернули плакат «Руденю, Огонькова, Решетова — в отставку», который отобрали полицейские.

А дальше активную работу продолжил юрист Татьяны Джинчвеладзе Давид Меладзе. В связи с тем, что полицейские в своих протоколах по второму административному делу (нарушение порядка проведения публичного мероприятия) ссылались на областной закон, они вместе с активисткой решили отправить иск в Верховный суд РФ с формулировкой «Несоответствие закона Тверской области о проведении публичных мероприятий федеральному закону «О митингах». Дело в том, что в федеральном законе прописано, что регионы могут вводить дополнительные территориальные ограничения, но только для массовых мероприятий — митингов, собраний, шествий и демонстраций. В Тверской области же под фразу «Публичный мероприятия» попадают и одиночные пикеты. Верховный суд решил признать недействующей ч. 3 ст. 5.1 закона Тверской области — в той мере, в которой допускает запрет на одиночные пикеты. Это — первый подобный прецедент для России.

Кстати, в тех июльских событиях есть интересные подробности, о которых «Политверь» рассказала сама Джинчвеладзе:

«В тот день я стояла с пикетом у входа в правительство Тверской области всё с тем же требованием — либо власти решают что-то со школой гребли, либо уходят в отставку. Из здания сначала вышла зампред ПТО Татьяна Жарлицына. Она сразу начала кому-то звонить, как я думаю, вызывала полицию — ибо совсем скоро подоспел наряд. Примерно в то же время из здания вышел другой зампред — Виталий Синода, он тоже встретил меня, но проигнорировал и прошёл мимо. Интересно то, что в тот же день у входа в правительство стояла девушка с плакатом «Руки прочь от Мигалово!» — тогда там пытались построить торговый центр прямо под окнами жилых домов на месте зеленой зоны. Так вот, её Синода заметил и принял. А мимо меня просто прошёл. Меня задержали и пару суток продержали за решёткой. А позже Виталий Синода был вызван в следственный комитет, где пояснил, что меня не знает, в тот день не видел и вообще не понимает, почему его вызвали. Получается, врёт. По моим данным, Татьяну Жарлицыну вызывали тоже»

Что дальше? Татьяна Ивановна подала заявление в Следственный комитет о возбуждении уголовного дела на полицейских по ст. 149 УК РФ и ст. 286 УК РФ. Она надеется, что следствие доведёт работу до конца и возбудит уголовное дело, а прокуратура поддержит и не будет препятствовать возбуждению дела. Всё это для того, чтобы любой знал, что за нарушение конституционных прав граждан установлена жёсткая ответственность, и согласно законодательству любые правоохранительные органы не обязаны выполнять и подчиняться неправомерным приказам своих начальников.

А ещё Татьяна Джинчвеладзе будет продолжаться бороться за благоустройство гребной базы имени Антонины Серединой. Уверенно можно говорить — до победного конца. Тверичанку не волнует, будет ли регионом управлять Игорь Руденя, будет ли «рулить» спорткомитетом Андрей Решетов (а его позиции, по данным «Политверь», очень слабы) после положительного итога в Верховном суде сил и уверенности у Татьяны Ивановны явно прибавилось.

Поделиться: