Главврач Кимрской ЦРБ: о людях, больнице и соцсетях

Обсуждаем
24.03.2021 17:44
640

В кимрских соцсетях все чаще стала появляться информация из районной ЦРБ. Пользователи активно обсуждают нового главврача Сергея Сидоренко и изменения в больнице. Этот молодой доктор – новая фигура в Тверской области, прибывший сюда из Дубны. Многих он успел удивить своей прямотой и открытость. Хотя есть и критики. Недавно тверские СМИ и вовсе рассказали, что больница осталась без тепла и воды. Поговорили с главврачом, узнали, что правда, а что вымысел, какие проблемы накопились в Кимрской ЦРБ и как они решаются.

 

Кимры – это не Дубна, но не все так плохо

­­— Сергей, ранее вы работали в Дубненской городской больнице. Разница велика?

— Заметно, что здесь дольше копились проблемы. Я успел много где поработать. И могу заверить, что в Кимрах гораздо лучше, например, чем в Забайкалье. Перспективней, чем в Иваново. Что касается Дубны, то там больница еще лет 10 назад была хуже, чем здесь. Просто все это время Дубненская больница развивалась, а Кимрская угасала.

— Какие основные проблемы можете выделить? Недостаток кадров?

— И это тоже. Многие мне говорят: «Вот, вы же можете привлекать людей из Дубны на работу». Но я хочу обратить внимание, что наша страна гораздо больше, чем Дубна и Кимры. Отличные специалисты есть и в других регионах. И рано или поздно они к нам придут. Да, в Дубне зарплата выше. Но в Самаре, например, она еще меньше, чем в Кимрах. У нас есть плюс — мы предоставляем приехавшим врачам служебное жилье или компенсируем расходы на аренду квартиры.

— Насколько велика разница в зарплате по сравнению с Подмосковьем?

— Если честно, не идет ни в какое сравнение. Дело в том, что в Кимрской больнице совсем другие обороты, меньше примерно в 2,5 раза. Хотя оба медучреждения обслуживают практически одинаковое количество человек. Но это не пугает. Если мы будем нормально работать, то сможем заработать больше денег и направить их на развитие и увеличение зарплаты сотрудникам. Главное — выстроить систему.

Состояние больницы – это, прежде всего, ее экономика. Больница должна не только зарабатывать деньги, но  и эффективно ими распоряжаться. Наша больница очень мало зарабатывает. Я не имею ввиду оплату услуг пациентами (мы с них денег, конечно же, не берем) — надо грамотно работать с ОМС, оформлять медицинские документы, поэтому одним из первых моих заместителей был назначен Максим Юрьевич Бродников — специалист по качеству медицинских услуг и работе со страховыми компаниями.

Сегодняшние реалии таковы, что мы получаем деньги не за койко-день, а за случай. Пациент может пролежать 3 дня, а может 3 недели. И за это больница получит одну и ту же сумму.

— Звучит так, будто пациентов нужно просто быстрее отправлять домой.

— Нам выгодно лечить пациентов хорошо, качественно и быстро. Приведу пример. Аппендицит можно прооперировать лапароскопически, через проколы, а можно и через разрез. Восстановление, длительность пребывания в стационаре и косметический эффект не идут ни в какое сравнение! Соответственно и для больницы, и для пациента лучше, если оперируют хорошо, с применением современных малоинвазивных технологий. Надо повышать уровень оперативного вмешательства, учить специалистов, обновлять оборудование.

 

Главный врач и депутат

— Как я понимаю, вам предстоит большая работа с ремонтом и заменой оборудования. Областное правительство помогает финансово?

— Все почему-то как манны небесной  ждут помощи от минздрава, губернатора. Я считаю, что сначала надо доказать, что наша команда способна результативно работать и эффективно распоряжаться деньгами. Губернатор доверил мне управление больницей, значит, при собеседовании удалось произвести на него хорошее впечатление. Теперь моя задача – не подкачать.

— А на вас какое впечатление произвел губернатор?

— Очень положительное. Он задавал вполне логичные и правильные вопросы, из чего я сделал вывод, что он разбирается в этой сфере, в курсе ситуации, знает о состоянии Кимрской ЦРБ. В правительстве  Тверской области понимают необходимость обновления больницы.

— Недавно областные СМИ облетела новость о том, что после проверки прокуратуры в вашей больнице отключили отопление и воду. Как же вы зимой без горячей воды и тепла?

— Предполагаю, журналисты просто неверно истолковали пресс-релиз прокуратуры. Так бывает. На самом деле никаких отключений не было. Поясню. У больницы не самое лучшее материальное обеспечение. Основная проблема – это котельная, которая давно израсходовала свой ресурс. Ее нужно ремонтировать. Прежнее руководство больницы не озаботилось этой проблемой, вследствие чего технадзор вполне законно выписал предписание — приостановить работу котельной.

Осенью прошлого года был суд, который оказался на стороне технадзора. Вмешалась прокуратура, которая понимала, что на носу отопительный сезон, а больница без котельной не сможет функционировать. Решение об отключении перенесли на 1 мая. Мы уже занялись этим вопросом. Проектную документацию по поставке газового анализатора оплатили из накопленных средств.  Дождемся готовности проекта и подадим в технадзор документы. Проблема есть, она на контроле. Нам помогают на всех уровнях решить ее быстро и без отключений.

— Вы ведь еще депутат в Дубне. Сложно сочетать эти два направления?

— Если честно, непросто. К счастью, депутатом являюсь полтора года и за это время успел включиться в эту работу. Но вот для того, чтобы вникнуть в дела Кимрской ЦРБ, мне понадобится время. Сейчас страдает не моя врачебная деятельность, а депутатская. Но у меня благоприятный округ с малым количеством проблем. Поэтому жители Дубны меня пока прощают. Хотя я сам понимаю, что как депутат сейчас не дорабатываю. Периодически забываю про собственную жизнь. Домой возвращаюсь с темнотой. Но сейчас такой режим необходим, чтобы привести дела больницы в порядок.

 

Медики стесняются говорить, где работают

— Как вам кимрские пациенты? Отличаются от жителей Подмосковья? 

— Я это везде слышу: «В Питере люди необычные. В Дубне необычные. В Забайкалье необычные. В Москве тоже». И теперь это слышу в Кимрах. Где бы обычных-то найти? – смеется, — Люди на самом деле везде одинаковые. Когда им плохо, пишут жалобы. Когда хорошо, говорят:  «Спасибо», хоть ничего и не пишут.

— Вы довольно активно ведете соцсети, где рассказываете про вакцинацию, нововведения в больнице и общаетесь напрямую с кимряками. Для чего это делаете? И видна ли отдача?

— Среди моих друзей есть замечательные опытные сммщики. Мы с ними сразу обратили внимание, что в Кимрах не ведется работа с соцсетями. Нет обратной связи и каналов для коммуникации с жителями. И не только в больнице. В Московской области этим принято заниматься. Например, как депутат я просто мог сфотографировать мусор на улице и выложить в сеть, после чего его оперативно убирали. Я знаю, что моя страница мониторится правительством Московской области. В Тверской это тоже начинает работать.

А еще вот что я заметил. Многие сотрудники Кимрской ЦРБ будто стесняются указывать в соцсетях свое место работы. А просто скромно пишут: «Здравоохранение». Эту больницу не любят ни горожане, ни сами сотрудники.

И я стал уделять много внимания соцсетям, чтобы донести до людей: «Друзья, у вас перспективная больница, и скоро она станет лучше». Стараюсь отвечать всем. Многие вопросы отрабатывают замы, пресс-служба.

— Но порой вы сами же выкладываете фотографии грязных полов, сломанной мебели, отсутствии ремонта.

— Все верно. Признание проблемы – это первый путь к ее решению. К тому же я доношу пациентам, что руководитель – не дурак, что он все видит и ни в коем случае не игнорирует.

 

Скриншоты жалоб летят в «личку» сотрудникам

— Реагируете на жалобы в соцсетях?

Обязательно. В среднем в день принимаю от двух до пяти жалоб. Далее спокойно, без истерик доношу их до руководителей отделений. Поначалу они пытались оправдываться, но я пояснял, что я никого не ругаю, а просто прошу отреагировать. Теперь уже мои сотрудники вполне адекватно это воспринимают. И стараются вести себя корректно с людьми, т.к. понимают, что пациент может написать мне. А я сделаю скриншот и отправлю им. Не каждый хочет получать подобные сообщения от руководства.

— Результат такой работы уже заметен?

Да. Самое главное, мы стали получать меньше жалоб. Кстати, в общий чат наших сотрудников я подобные вещи не скидываю. Все летит в «личку». Зато благодарности пациентов обязательно отправляю в чат. Я убежден, за прилюдной похвалой следует хороший результат. Да и просто это приятно. Человек хочет еще раз заслужить добрые слова. А вот ругать на всеобщее обозрение нельзя, это лишь ухудшит работоспособность.

Также мы стали поздравлять юбиляров и в соцсетях. И неважно, врач это или санитарка.

— А сами сотрудники этим пользуются? Обращаются к вам через соцсети?

Да. Это очень важный элемент общения руководителя и подчиненных. Так, например, я не разрешаю по разным рабочим вопросам идти ко мне в кабинет, нарушая организационную структуру. Ну не может ко мне прийти санитарка с вопросом: «А можно мне в отпуск?» или уборщица с просьбой купить новое мусорное ведро. Для этого есть старшая медсестра. Вопросы должны решаться по вертикали. Ну не должен ребенок звонить Путину и просить поставить в елку в Биробиджане. А раньше больница работала по такому принципу. Другое дело – соцсети. Здесь общение неформальное.

 

Из антипрививочника в привитого

— Население по-прежнему довольно бурно реагирует на вакцинацию. Сергей, поделитесь вашим мнением по поводу такой реакции. 

Мне вообще многое не нравится в теме коронавируса. Например, как эта тема однобоко освещается в СМИ. Я не в восторге, когда о пандемии рассуждают журналисты, актеры и т.д. Вы же не будете спорить о том, как лучше диагностировать и оперировать аппендицит, верно? Но вдруг все каким-то образом стали разбираться в вирусологии. Я-то, врач, в этом не разбираюсь, хотя у меня за спиной 12 лет очного образования. А сейчас кого не спроси, все в курсе. Люди думают, что перечитав несколько блогов или посмотрев пару роликов, можно стать экспертом. Но это полнейший бред.

Одно могу сказать точно – коронавирус закончится тогда, когда переболеет 80% человечества.  Это не я сказал, а эпидемиология. Как правило, любая эпидемия проходит через два-три года. И сейчас у нас есть прекрасный шанс получить иммунитет не заболев, а сделав прививку

— Люди боятся рисков.

— Если мы обратимся к статистике, то узнаем, что каждый год люди умирают от приема обычного аспирина. Но мы же не запрещаем этот препарат. Умрет ли кто-нибудь от вакцины? Конечно. То, что у нас в России еще никто не умер от «Спутника» говорит о качестве вакцины. Но со временем, когда будут привиты миллионы, мы наверняка столкнемся с единичными осложнениями.

Заметьте, по статистике на дороге больше всего пешеходов умирают на «зебре». Но не потому, что это самое опасное место, а потому что там людей больше всего переходит. А самое главное – привившись, мы не заразим наших близких.

— А среди врачей вам встречались антипрививочники?

— Тех, кто прям против всех прививок, мало. Я считаю их двоечниками. Потому что за время обучения тебе подробно рассказывают, как действует вакцина.

— А по коронавирусу?

— Признаюсь, одним из них был я осенью 2020 года. Мне казалось, что вакцину подозрительно быстро вдруг изобрели. Но когда разобрался с вопросом, все встало на свои места.

— Что поменяло ваше мнение?

Как известно, ранее человечество уже сталкивалось с коронавирусами. Для борьбы с одним из его видов в советские времена была создана вакцина. На ее основе и разработали современный Спутник-V.  Как только я разобрался в этом вопросе, мое скептическое отношение ушло. Это же сделал и мой отец, Борис Сидоренко.

— Он у вас тоже медик?

Хирург. Как и мой младший брат. Да и мама у нас врач. И, кстати, вся наша семья привита, включая моего 70-летнего отца.

Дашун Самарина

Справка:

Сергей Борисович Сидоренко, врач 1-й категории, сосудистый хирург со стажем профессиональной деятельности – 16 лет. Работал сосудистым хирургом в городской больнице в соседней Дубне.

По итогам конкурса «Народный доктор Московской области», который проходил в 2019 году на портале «Добродел», из 13,5 тыс. голосов максимальное количество было отдано хирургу из Дубны С.Б. Сидоренко. В том же году Сергей Сидоренко был избран в Совет депутатов городского округа Дубна Московской области, получив на правобережной стороне поддержку избирателей, превышающую сумму голосов, отданных за семь других кандидатов по округу.

Начинал как врач общей практики – выпускник Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова. Позже военный врач непрерывно учился, в общей сложности 12 лет. Окончил ординатуру в Государственном институте усовершенствования врачей МО РФ по специальности хирургия, ординатуру в Национальном медико-хирургическом центре имени Н.И. Пирогова по специальности сердечно-сосудистая хирургия и позже – повышение квалификации хирурга.

Поделиться: