Как правонарушения становятся преступлениями

Объясняем
14.12.2020 14:03
354

В уголовном праве России нет более спорной вещи, чем считающееся преступлением повторно совершенное административное правонарушение. Скажу больше – я считаю часть подобных норм не только ненужными, но и глупыми. Сейчас расскажу почему.

Для начала обратимся к понятию преступления. Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК РФ под угрозой наказания (ст. 14 УК РФ).

То есть чтобы считаться преступлением, деяние должно быть общественно опасным и виновно совершенным. Но самое главное – оно должно быть выражено конкретным деянием.

Что не так?

Для примера возьмем ст. 212.1 УК РФ (неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования). Фактически речь идет о совершении конкретного деяния лицом, раннее подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние. Нарушения порядка организации или проведения публичных мероприятий наказуемы по ст. 20.2 КоАП РФ и представляют собой противоправное деяние, предусмотренное КоАП РФ. Об общественной опасности такого деяния КоАП РФ не говорит ни слова.

Общая теория уголовного права гласит, что преступлением считается конкретное общественно опасное деяние. При этом единственный признак преступления, по ст. 212.1 УК РФ, – его повторность. То есть все деяния, вменяемые обвиняемому, носят одинаковую степень общественной опасности – нулевую, поскольку в отрыве друг от друга опасными они не являются.

С позиции криминологии, преступление обычно рассматривается в двух основных аспектах: как акт человеческого поведения и как уголовно наказуемое деяние. Опять же – конкретный акт.

Внешнее проявление преступления называется объективной стороной преступления. Объективная сторона преступления — это внешнее проявление конкретного общественно опасного поведения, осуществляемого в определенных условиях, месте, времени и причиняющего вред общественным отношениям. В теории уголовного права в состав объективной стороны деяния не включаются предыдущие деяния, не являющиеся преступлениями.

Как указано выше, обязательным признаком преступления, помимо общественной опасности, является его виновность. То есть отношение обвиняемого к совершенному им деянию. Вина бывает в форме умысла или в форме неосторожности.

Из преступлений, предполагающих наступление уголовной ответственности за неоднократное совершение административного правонарушения, неосторожным является, к примеру, ст. 264.1 УК РФ (нарушение правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказанию). Преступление совершается, как правило, с формой вины «неосторожность», а конкретнее – «легкомыслие». То есть лицо осознает опасность своего деяния, предвидит последствия, но не желает их наступления. Например, повторное привлечение к ответственности за пьяную езду. Тут все логично, поскольку такое деяние представляет угрозу жизни и здоровью других участников дорожного движения.

Куда интереснее с преступлениями, которые являются умышленными

Это:

  • Упомянутая выше ст. 212.1.
  • Статья 116.1. Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию.
  • Статья 158.1. Мелкое хищение, совершенное лицом, подвергнутым административному наказанию.
  • Статья 284.1. Осуществление деятельности на территории Российской Федерации иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории Российской Федерации ее деятельности.
  • Статья 314.1. Уклонение от административного надзора или неоднократное несоблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений.

Со статьями 116.1 и 158.1 целесообразность назначения уголовного наказания, как говорится, на лицо, поскольку эти деяния посягают на здоровье и на право собственности соответственно и в каждом случае имеется потерпевший. А про ст. 314.1 можно почитать в отдельной статье в нашей колонке.

Другое дело – статьи 212.1, 284.1 УК РФ. Тут невозможно установить конкретный объект посягательств. Более того, умысел лиц, которым вменяется совершение этих преступлений, направлен на осознание совершения именно административных правонарушений, поскольку лицо, их совершающее, осознает противоправный характер своего деяния, но никак не гипотетическую общественную опасность.

Комментарии к рассматриваемым статьям указывают, что признаком их общественной опасности является их неоднократность. На мой взгляд, такая позиция является спорной, поскольку конфликтует с принципом конкретности деяния и не говорит о наступлении общественно опасных последствий.

Конституционный суд РФ по делу Ильдара Дадина придал ст. 212.1 УК РФ новый смысл, переведя состав преступления из формального в материальный, то есть с обязательным наступлением общественно опасных последствий, под которыми КС РФ подразумевает утрату публичным мероприятием мирного характера, причинение существенного вреда конституционно охраняемым ценностям. То есть последствиями следует считать начало массовых беспорядков, а это уже самостоятельная статья УК РФ.

Это же постановление КС РФ следует применять и к ст. 284.1 УК РФ, поскольку участие в деятельности нежелательной организации, по логике законодателя, должно повлечь покушение на конституционный строй РФ, которого ни по одному из возбужденных по этой статье уголовных дел нет.

Таким образом, считаю, что повторное совершение административных правонарушений с указанными выше составами не может считаться преступлениями в силу отсутствия некоторых обязательных признаков преступления, а законодатель, введя эти нормы, не подумал о стройном предмете и методе уголовного права, как науки, внес смуту в части надлежащей квалификации деяний и в целом повел себя, как слон в посудной лавке.

Александр Широков, ГЕПТАДА | Право и экспертиза

Поделиться: