Ян Горелов: наш процесс длится 42 месяца, всё это время — только домыслы и предположения

Объясняем
29.01.2019 10:53
1209

Экс-руководитель «Тверской Генерации» Ян Горелов во вторник, 29 января, выступил с последним словом в суде.

Уважаемый суд!

Благодарю вас за возможность реализовать право выступить с последним словом. Сегодня своё выступление хотелось бы разбить на две части. И в первой из них обратиться к стороне обвинения, потому что выступление прокуроров в прениях, когда один читал, а второй с карандашом следил за сказанным по бумаге, то возникает вопрос: «а прокуроры-то сами уверены в том, в чём обвиняют подсудимых?» И очень похоже на то, что формально соединенные русские слова в предложения обвинения не образуют правового смысла!

Сегодня я хочу остановится исключительно на субъективной стороне инкриминируемых деяний. По инкриминируемым статьям следствие и обвинение определило следующие цели, с которыми якобы совершались инкриминируемые деяния:

— по ч.2 ст. 238 УК РФ — «цель укрепления личного авторитета»;

— по ч.7 ст. 159 УК РФ — «цель извлечения выгод и преимуществ для себя лично и иных лиц»;

— по ч.1 ст. 201 УК РФ — «цель реализации … преступного умысла … для чего подписал указанные договоры»;

Давайте посмотрим, что говорит нам великий знаток и толкователь русского языка Владимир Иванович Даль о значении слова «авторитет». «Авторитет — свидетельство или мнение известного человека в деле науки, принимаемое слепо, на веру, без проверки и рассуждений»! Ну как можно защищаться от обвинения в совершении преступления «с целью укрепления личного авторитета»?! Он, «авторитет», либо есть, либо его нет, и никак иначе! Писавшие это люди, по всей видимости, никогда не знали, что это такое и каким скрупулезным ежедневным, на протяжении долгих лет, трудом он достаётся! И уж тем более невозможно говорить о «личном авторитете», добытым в бизнесе путём совершения противоправных деяний! В ежедневной, рутинной деятельности организации, действуют приказы и распоряжения, исполняемые подчиненными к руководителю сотрудниками на основании формализованных процедур, закреплённых трудовыми договорами и должностными инструкциями, положенных на бумагу, с подписью ответственного исполнителя, в рамках которых он осознает и берет на себя всю ответственность за принимаемые решения. Так вот из более чем сотни опрошенных свидетелей ни один не заявил, в том числе в ответе на прямые вопросы стороны защиты, что он выполнял какие-то распоряжения или приказы руководства вопреки своей воли и должностных обязанностей. В этой связи заявление стороны обвинения о наличии цели «укрепления личного авторитета» не только не доказано, но и лишено логического смысла в силу этимологии слова «авторитет» в русском языке.

Про другие две цели, описанные стороной обвинения, стоит сказать следующее. Уголовный процесс длится 42 месяца, над делом работали десятки следователей, прокуроров, экспертов и юристов Газпрома. И нигде, ни в одном документе, свидетельском показании НЕ СОДЕРЖИТСЯ ни фактов, ни косвенных признаков, что я или Горохов С. В. «неоплатой под различными надуманными предлогами» извлекли для себя и иных лиц выгоду – размер, форма, обстоятельства получения этой выгоды, ничего нет! Только домыслы прокурора и следователя. Кстати, сторона обвинения почему-то умалчивает, что с сентября 2015 года – даты возбуждения уголовного дела 0170113 — по сей день действует судебный запрет на распоряжение Тверской генерацией собственными денежными средствами! То есть надлежащее исполнение судебного акта Арбитражного суда об аресте денежных средств на счетах в качестве обеспечительной меры, а я исполнял в том числе решение суда, по мнению прокурора сегодня является субъективной стороной преступления по ч.7 ст.159 УК РФ? Такая же оценка и формулировок стороны обвинения в части описания цели деяния по ч.1 ст. 201 УК РФ, что якобы цель была реализовать преступный умысел через подписание договоров. Так же как и в случае с якобы неоплатой газа по различным надуманным основаниям, сторона обвинения пытается преодолеть силу гражданского законодательства, не понимая сути и природы экономических отношений хозяйствующих субъектов, их [сути и природы] коммерческой и правоприменительной логики, а именно для чего и с какими реальными целями заключались гражданские договоры купли-продажи сетей и векселей. Ведь недобросовестность контрагентов, мнимость или притворность сделок в нашем государстве определяется ТОЛЬКО судом и рамках соответствующих статей и глав Гражданского Кодекса РФ, но никак не следствием. А в условиях отсутствия фактов о целях совершения инкриминируемых деяний сторона обвинения в нарушение УПК строит доказательную базу на домыслах, измышлениях и предположениях. Поэтому, осуществляя управленческие функции, я никогда не имел целей на совершение каких-либо противоправных деяний в принципе и в целом, и при заключении договоров купли-продажи сетей и векселей в частности. Противное никем и никогда за весь срок уголовного судопроизводства по делу 0170113 не было доказано.

Я долго думал, отчего же, из каких истоков берётся настолько безапелляционная оценка деятельности предпринимателей и бизнесменов со стороны правоохранительных и надзорных органов. Откуда берутся эти формулировки в описании умысла: «под различными надуманными причинам не исполнял договорные обязательства»? Как могут люди, следователи, прокуроры, которым в силу закона ЗАПРЕЩЕНО заниматься предпринимательской деятельностью, оценивать, именно оценивать, а не доказывать, преднамеренный преступный умысел в обычной хозяйственной практике двух экономических субъектов? Не было ответа, пока не натолкнулся на особое мнение Судьи Конституционного Суда РФ Арановского К. В., изложенное в Постановлении КС РФ 32-П от 11.12.2014 «По делу о проверке конституционности положений статьи 159.4 уголовного кодекса Российской Федерации».

Мнение авторитетнейшего правоведа относительно умысла заведомого неисполнения договорных обязательств однозначно. Позволю себе его привести в части касающейся существа нашего дела. «Объективная неисполнимость обязательства, доказанная в ходе следствия, могла быть вовсе не преднамеренной или оставаться в рамках косвенного умысла по тому же легкомыслию и безответственности, с которыми предприниматель заключал и затем исполнял договор. Однако впоследствии установленная по уголовному делу, она может выглядеть так внушительно, что это создает впечатление заблаговременного умысла, особенно в обыденных представлениях или в координатах правоохранительной профессии. Такое впечатление сложится в человеке тем вероятнее, чем меньше у него практики рисковых деловых решений и чем больше в нем развита, например, положительная служебная ответственность. Представителям следствия, обвинения, экспертам, свидетелям и потерпевшим и самому суду это может помешать даже при честной объективности провести различие между чрезмерным риском, выступающим за рамки обычной ответственной осторожности или здравого смысла, и преднамеренным неисполнением заведомо рискового договора. Такая тонкость квалификации объективно повышает вероятность следственно-судебной ошибки. Это, в свою очередь, делает уместной повышенную сдержанность в части уголовно-правовых санкций».

Вот оно! Обыденные представления и положительная служебная ответственность! То есть в отсутствии фактов «надуманных причин неисполнения договорных обязательств» мы не можем пройти мимо оценки личности следователя, обвинителя и представителя потерпевшего, поскольку исключительно с их слов, их субъективных обыденных представлений и служебной ответственности сформулировано обвинение в части описания умысла инкриминируемых деяний.

Так это не мы что-то противоправное сделали, а это вы, прокуроры, не в состоянии надлежаще оценить наши действия в силу как минимум отсутствия у вас профильного образования и опыта работы в предпринимательстве, бизнесе и на руководящих постах вообще. Вы, сторона обвинения, в силу ЗАКОНА не имеете отношения к коммерческому и предпринимательскому риску, потому что вся ваша работа строго регламентирована и не поощряет риск, а законом вам запрещено заниматься бизнесом.

Как вы можете делать хоть какие-то умозаключения относительно умысла «преднамеренно не исполнять договорные обязательства», если договора не было? Как можно реализацию законного права на судебную защиту в Арбитражном суде называть «надуманным предлогом»? При этом стоит напомнить, что решением Центрального районного суда г. Твери потерпевшее лицо, Газпром Межрегионгаз Тверь, признано лицом, злоупотребляющим правом в нарушении ст. 10 ГК РФ с использованием монопольного положения. В силу ст. 90 УПК РФ невозможно игнорировать этот факт!

И что получается, следователь и прокурор, не имеющие отношения к предпринимательской деятельности в силу законодательного запрета, со слов потерпевшего, признанного судом недобросовестным контрагентом, и деятельность которого началась до нашего прихода к управлению Тверской генерацией, приписывают нам умысел на преднамеренное неисполнение обязательств по незаключенному договору?

Ваша честь!

Все вместе мы провели скрупулёзную гигантскую работу по установлению истины в данном уголовном деле. У меня никогда не было ни одного малейшего сомнения ни в собственной невиновности, ни в невиновности Горохова С. В. За весь период работы в Тверской генерации не было ни одного факта даже мыслей и уж тем более попыток на какую-либо противоправную деятельность или поступки в отношении самой компании, её контрагентов в целом и ООО «Газпром Межрегионгаз Тверь» и МУП «Сахарово» в частности, а также жителей города Твери, получающих коммунальные услуги от своих управляющих компаний. И сегодня, в заключении своего выступления я бы хотел акцентировать Ваше внимание на социальных последствиях подобного бездоказательного обвинения, которое наблюдаем в текущем процессе.

Сегодня коммунальная система города Твери погружается в хаос и коллапсирует. Титанические усилия по обновлению и реконструкции системы теплоэнергетики возглавляемой нами с Гороховым С. В. коллектива специалистов, сотен людей, в 15-16 годах, позволившие относительно спокойно прожить городу зимы 16-17 и 17-18 годов, сошли на нет. Поскольку с нашим арестом и установлением контроля над Тверской генерацией новым собственником ВСЕ работы по реконструкции тепловых сетей и снижению долгов за потребляемый газ были остановлены, запас технической прочности системы исчерпан, и Тверь больше похожа на Камчатскую долину гейзеров, а динамика погашения долга за потребляемый газ снизилась по докладу самого Газпрома с 96,16% в 2016 году до 69,81% в 2018! Десятки аварий и прекращений подачи теплоносителя управляющим компаниям стали уже обыденным делом, с новым собственником город погружается в холодную темноту суровых русских зим, отключённые дома, школы, детские сады и даже роддом при недавней аварийной ситуации в микрорайоне «Южный» — это цветочки деградации системы теплоснабжения города. Законы физики и сопротивления материалов не подвластны ни решениям судов, ни прокурорским окрикам, ни предписаниям чиновников! Результат, осязаемый населением, имеет только плодотворная работа по замене труб: десятков, сотен километров простых стальных труб, несущих тепло в ваши дома.

Ваша честь!

Я уверен, что удалившись в совещательную комнату для окончательного установления истины по данному уголовному делу, вы примете единственное справедливое и законное решение, а именно о моей полной невиновности, так как суду не было представлено ни единого доказательства обратного, а в моих действиях нет ни состава уголовно-наказуемых деяний, ни умысла на осуществление какой-либо противоправной деятельности.

Оглашение приговора экс-руководителям «Тверской Генерации» начнётся сегодня в 14:00 и продлится несколько дней.

Поделиться: